• +7 (499) 500 1455

    +7 (812) 748 2550

13.12.2016

Интервью с руководителем архитектурной студии BIG Бьярке Ингельсом

Интервью с руководителем архитектурной студии BIG Бьярке Ингельсом

Я читал и смотрел интервью с вами, и едва ли не в каждом приводится ваш ставший знаменитым принцип Yes is more, который лег в название вашей выставки в 2009 году. Проясните этот подход: что вы имеете в виду, когда говорите Yes is more? 

Когда мы говорим “Yes is more”, мы выступаем за отказ от архитектора как судьи, обладающего исключительным вкусом. Вместо этого мы обращаемся к архитектуре как к искусству, учитывающему данные всех аспектов общества. Мы говорим «да» техническим требованиям к реализации проекта, бюджетным и юридическим ограничениям, жалобам соседей и заботе о климате. 

Наша позиция — решать ключевые вопросы при проектировании посредством содействия, а не противодействия; в каждом проекте стараемся создать возможности, которые могут вдохновить на новые способы заселения города или места, в котором проект реализован. Нам всегда интересен поиск условий и компонентов, которые позволят построить качественно новое для нас здание или создать обстановку, которую мы не видели прежде. Если люди находятся в привычном для них окружении, то они и делают только то, что делают обычно. Мы же стремимся создать нестандартную обстановку — некую неизведанную территорию, которая побуждает каждого найти свое место.

Рэм Колхас назвал вас первым архитектором, полностью освободившим архитектуру от тоски. Как вы отреагировали на такое высказывание? Как могли бы его прокомментировать? Вы сами согласны с такой оценкой?

Мое образование в Королевской датской академии изящных искусств было очень либеральным, и я провел много времени в библиотеке. Через книги я познакомился с творчеством Рэма Колхаса. Именно он пробудил мой интерес к архитектуре как к инструменту общества, а не автономной форме искусства. Колхас был главным моим открытием, поэтому я хотел работать на него. Я не могу думать о современной архитектуре без него, он был главной движущей силой в моем образовании. Он учил меня не как спроектировать красивое здание, а скорее, как использовать архитектуру в качестве инструмента для участия в девелопменте, политике, социальных структурах, при этом имеющего полное понимание различных средств выражения.

148042655434940242.jpg

Национальный подземный морской музей в Копенгагене

Вы назвали архитектуру «фантастикой в реальном мире». Она ответ на вызовы общества, мира. Современный мир быстро меняется. Как вы думаете, на какие главные вызовы мира, его потребности должна ответить архитектура в ближайшем будущем? И можете ли вы себе представить, какими будут эти «ответы»?

Наши города и здания должны развиваться подобно тому, как развивается жизнь на земле. Если они не соответствуют тому, как мы хотим жить, то наша обязанность, как архитекторов, — изменить город и сделать мир чуть более похожим на наши мечты. На мой взгляд, Дарвин лучше всех объяснил нашу концепцию: эволюционное дерево из его труда «Происхождения видов» могло бы стать иллюстрацией принципа работы архитектора. Жизнь и архитектура проходят естественный отбор через «поколения» обсуждений проекта — и таким образом эволюционируют. Идей, как и людей, рождается больше, чем может выжить. Только те, кто живут достаточно долго и находят себе пару, передают свои признаки дальше. Так и на следующее обсуждение проекта попадают не все идеи, таков их путь постепенной эволюции. И наши города и архитектура будут развиваться по этому принципу.

148059488952785045.jpg

Свежий проект BIG — офисный центр в Филадельфии

Думаю, в будущем мы увидим больше прогресса в области физики, от автомобилей на автопилоте до инфраструктур, работающих на солнечных панелях, и новых строительных материалов, которые полностью преобразят архитектуру.

Другое изменение, которое я предвижу, — это то, что архитекторы станут больше связаны с «подсобными помещениями» города — инфраструктурой, благодаря которой город работает. В архитектурной среде все еще присутствует разделение: есть определенные типы построек, которые «заслуживают» архитектуру, к примеру, культурные центры, штаб-квартиры компаний, элитные дома.

148042888032551666.jpg

Команда BIG

Но что скажете насчет электростанций, предприятий по утилизации отходов, заводов очистки воды, парковок, автомагистралей? Возникает инженерная задача — найти простое решение для интеграции их в городскую среду. Эти сооружения могут внести свой позитивный вклад в городской пейзаж. И нам интересен поиск различных путей «окультуривания» социальной инфраструктуры. Это действительно интересный вызов, и я знаю, что мы можем справиться с ним и прийти к невероятным результатам. К примеру, мы видим огромный потенциал в одном из наших текущих проектов: электростанция в Копенгагене, на крыше которой появится альпийский лыжный парк.

148042811514788946.jpg

Бьярке Ингельс и мэр Копенгагена у макета проекта электростанции с парком

В 2015 году в ваш нью-йоркский офис устроился молодой российский архитектор Антон Башкаев. В интервью одному изданию он вспоминает, как «30-летний основатель BIG Бьярке Ингельс читал лекцию в МАРХИ, открывая для меня принципиально новый взгляд на современную архитектуру». Сегодня сотни, а то и тысячи молодых ребят мечтают работать у вас, в том числе студенты из России. Дайте совет молодым архитекторам, которые хотели бы устроиться в ваш офис и вообще всем тем, кто хочет посвятить свою жизнь профессии архитектора.

Совет, который я, как правило, даю тем, кто хочет посвятить жизнь архитектуре и ее продолжению: вы не должны пытаться сделать всю домашнюю работу; вы не должны выполнять весь учебный план. Если вы видите то, что вам нравится, то попытайтесь понять, откуда это пришло, как здесь оказалось, и какие идеи за этим стоят. Точно так, как бывает в науке, архитектура похожа на своего рода гипотетический, дедуктивный эксперимент.

148042644915757351.jpg

Источник: Exterior Center



КОНСУЛЬТАНТ ОНЛАЙН